Н.В. КУДРЯВЦЕВА

ЛИРИКА 6

2014

Томск


АКВАРЕЛИ

 

Новый год стучится в двери

Невзначай,

Мы обманщику поверим

Сгоряча.

 

Понадеемся, что счастье

Принесет,

И избавит в одночасье

От невзгод.

 

Он такой еще наивный,

Молодой.

Обещаний сладких ливни

Шлет гурьбой.

 

Но посулы все конечно

Всяко врут.

Дарит Новый год извечно

Только труд.

 

Выпьем чарку до конца

За ехидство молодца.

 

 


***

Белый лес, и белый снег

Осыпают ветки.

И видны повсюду мне

Зимние отметки.

 


Все березы в куржаке

Платье подвенечном.

Солнце где-то вдалеке,

Ленится, конечно.

 

Пятна света на снегу,

На лесной дорожке.

Наглядеться не могу,

Постою немножко.

 

 

Вот и солнце тут как тут

Выругавшись сочно,

Подвенечную фату

Разрывает в клочья.

Знай лучами по пути

Льда кристаллы крошит.

И куржак с ветвей летит,

Сыплется порошей.

 

 


***


Кругом снега, одни снега,

Клубятся тучи надо мною,

Реки замерзли берега,

И солнце кажется луною.

Как белый лик висит оно

На лиловато-сером фоне.

В лесу становится темно,

Излука в сетях теней тонет.

 

День пасмурный, а я иду,

Любуюсь, если белку встречу.

Их много в Лагерном саду.

Четвертый час, еще не вечер.

 

Но сумрачно. Гнетет тоска.

И вдруг нежданная удача

Прорвало солнце облака,

Все краски вмиг переиначив



Вот небо полнит синева,

Ликует свет, тоска далёко.

В стихи слагаются слова,

Любуется природой око.

 

И можно отыскать отраду

На тропах Лагерного сада.


 

***

Четыре дня. Оранжевый закат.

Насуплено усталое светило.

Размазан лик его на зимний лад,

Как будто кисея его закрыла.

 

Ее соткало из кристаллов льда

Зимы седой морозное начало.

Корону сотворило, и тогда

Ее сияньем солнце увенчало.

 

Деревья белые, и воздух бел.

Все замерло в молчании суровом.

И только одинокий след посмел

Нарушить дерзко девственность сугроба.

 

Убийственная это простота

Апофеоз единой краски белой.

Зато лепнин узорных красота

По всем ветвям разбросана умело.

 

Блистательный изысканный покой.

Ужели смерть над жизнью торжествует?

Ведь созерцанье красоты такой

Прощальному подобно поцелую.

 

Как сердце сжалось трепетно в груди

Маячит ли нам лето впереди?

 

 

 

***

Кормушкой завладели снегири,

И к семечкам синиц не подпускают

Снегирь наряден, красками горит,

Но мне милей синичек пестрых стая

 

Меж рамами синичка попадет,

Так в форточку сама взлететь сумеет.

У снегирей не удается взлет,

И лезть с ковшом приходится скорее.

 

Синичек много в Лагерном саду,

Да там к кормушкам подойти не просто.

Когда туда я все же добреду,

Стараюсь семечек насыпать вдосталь.

 

Как налетает их веселый рой,

По очереди семечки хватают.

Слежу за их веселою игрой,

Кошелка же моя давно пустая.

 

Иду домой, досады не тая,

Что снегири с синичками не дружат.

Такие вот проблемы бытия,

Решая их, не сесть бы сдуру в лужу.

 

 

***

 


В тучах выбрал окоем

Малое оконце,

Еле втиснулось в проем

Заспанное солнце.

 

Тени синие бегут

Сеткой многоликой.

Между ними на снегу

Солнечные блики.

 

Всюду нежен и пушист

Белый плат наброшен.

Вот и белочка спешит,

Роется в пороше.

 

Всяко скрашивает жизнь

Милая утеха

Серой белке предложить

Горсточку орехов.

 

Их тут много собралось

Целая тусовка.

По стволам и вверх и вкось

Залезают ловко.

 

Фотки блещут там и тут,

Люди не зевают

И такую красоту

Запечатлевают.


 


***

На всем куржак, а небо сине,

Играют тени на снегу,

И солнце щурится бессильно

По-над рекой на берегу.

 

Побелены иголки сосен,

На ветках белые чехлы,

И ризы белые набросив,

От глаз упрятались стволы.

 

Еще февраль, зимы владенья.

Везде снега, одни снега.

Их постоянно полнит с рвеньем

Трудолюбивая пурга.

 

Цветные позабыты краски,

Слепит на солнце белизна.

Звучат аккорды зимней сказки

И ослепительна она.

 

Такая сладкая утеха,

Ей заворожен дух и глаз,

И право старость не помеха

Впивать в восторге дивный час.

 


***


Месяц март, лихой шутник

В снежном вихре он возник

Пляшущей метели.

Но, родившись, ощутил

Он призыв весенних сил

В молодецком теле.

 

И зимы наследник он

В чары новые влюблен,

Ждет весны прихода.

Одаряет всех притом

То морозом, то теплом

Третий месяц года.


А мораль тому ясна:

За зимой идет весна.

 

 

***

Земля под белым покрывалом,

Чернеют тени на снегу.

Сугробы грузные устало

Зимы величье стерегут.

 

В расцвете март. Брусчатка в лужах,

Повсюду вешний зов проник.

Но обороне зимней служит

Пороши белый пуховик.

 

Ветвей поникли волоконца,

Озяб березок стройных стан,

И ослепительного солнца

Оптимистический обман.

 

Тепло иль холод? Где решенье?

Зимы ль уже привычный сон,

Весны ль благое пробужденье

Куда покатит колесо?

 

И увлекаясь новой сутью,

Но все ж во власти зимних снов,

Томится мир на перепутье

Между зимою и весной.


***

Спохватилась зима ленивица,

Навалилась на март сугробами.

Встала грудью весне противиться,

Иссякая бессильной злобою.

 

Расстелила покровы белые,

Ими снеги укрыла талые,

Приложила труды умелые,

Чтоб по-зимнему всюду стало бы.

 

Только март на последней четверти,

Тротуары покрыты лужами,

И от таянья не отвертишься

Никакой неуместной стужею.

 

Удивляется солнце щедрое

Запоздалым зимы стараниям.

Продаются побеги вербные

Как приметы апреля ранние.

 

 

***

Уже сугробы в Лагерном вспотели,

Так потемнели, стали так грузны,

И им недолго оставаться в теле

Под натиском стремительной весны.

 

Вот ельник и кормушки. Где же птицы?

Куда девался их веселый рой?

Два голубя всего. А где синицы,

Что здесь кормились зимнею порой?

 

Все стало сразу пусто и уныло,

И хмурый день, и солнца не видать

А как когда-то в Лагерный манила

Седой зимы лихая благодать.

 

Сегодня тротуары в каше снежной,

Да кое-где корежится ледок.

Местами лужи налиты небрежно

Сумятицы естественный итог.

 

Ведь из-под туч выглядывая зорко,

Заботами насущными полна,

Проводит генеральную уборку

Старательная юная весна.

 

***

Апрельские песни слагает весна.

Свирели ручьев и капели

Извлечь непреклонно стремится она

Из снежной подмокшей постели.

 

Протаял асфальт, и сугробы сдают,

Везде разливаются лужи,

А голубь чарует голубку свою

И вальсом вокруг нее кружит.

 

В леса улетели уже снегири,

Кормушка висит одиноко.

Над Лагерным солнце высоко горит,

И синее небо высоко.

 

Змеится разломами панцирь реки,

Вода надо льдом проступила.

На склонах проталин пестрят островки,

Дорожки заляпаны илом.

 

Но все же зима не сдается еще,

Еще упирается круто,

Все силы свои принимает в расчет,

Что справятся с вешнею смутой.

 

Напрасны потуги. Ведь знает зима,

Ту смуту наводит природа сама.


***

На лес наброшена зеленая вуаль,

Деревья вешние примерили одежду.

Дорожка узкая заманивает вдаль,

И волны зноя солнце шлет небрежно.

 

Вот белка пробежала по тропе,

Веселая пушистая зверушка.

Пытается сорока проскрипеть

И шорохи листвы на миг нарушить.

 

А у реки тусуется толпа.

Какой-то праздник отмечают ныне.

И музыка взвывает невпопад,

Величье нарушая неба сини.

 

По-своему приветствуя весну,

Провозглашая наступленье мая.

Она лесную гонит тишину,

Безмолвные напевы заглушая.

 

С грохочущим оркестром, как известно,

Мелодии лесные несовместны.

 

 

***

 


Дымится Обь под летним зноем,

Не плещет сонная волна.

И застит небо голубое

Фаты белесой пелена.

В истоме распуская косы,

Березы дремлют над рекой,

На травы тени плат набросив,

Июльский пестую покой.


 

Иду тропой береговою

И солнце, свой умерив жар,

Втирает ласковой рукою

Такой целительный загар.

 

 

***

Я крохи радости пытаюсь собирать,

И иногда мне удается это,

Когда вокруг шумит деревьев рать,

Благословляя золотое лето.

 

Когда ласкает кожу ветерок,

Сквозь облака проглядывает солнце,

И кажется, еще не вышел срок,

И кубок не испит еще до донца.

 

Еще увидят жадные глаза

Ромашками побеленное поле,

И прогремит нежданная гроза

И будет мир дождями щедро полит.

 

Природа! Мне защитой служишь ты

От пропасти грядущей пустоты.

 

 

***


Ветер крадется по коже,

Ласковый ветер.

Солнце ласкается тоже,

Ясное светит.

 

Августа яркие краски,

Синь над рекою.

Облака белая маска

Тенью накроет.

 

Лета целебная сила

В полном расцвете.

Землю жара истомила,

Высушил ветер.

 

Тучи сманить дождевые

Грешный хлопочет.

Скорбно склоняются выи,

Плачется ночью.


Слезы исторгнув, уплыли

Прочь на рассвете.

Нежит прозрачные крылья

Ласковый ветер.

 


***

Пары воды, влекомы зноем,

Покорно устремились ввысь,

Затмили небо голубое,

Дождем на землю пролились.

 

Земля пила, томясь от жажды,

Корнями и дерев, и трав.

И радовался кустик каждый,

Все капли дочиста вобрав.

 

Весь вечер лило тихой сапой

Из прохудившихся небес.

Старался дождик капал, капал,

Но истощился и исчез.

 

Сияет солнце, снова ясно,

Приятно в ведро, нету слов.

Тепло и лепо, жизнь прекрасна!

Да только нету в ней грибов.

 

Увы! такую благодать

Лишь в непогоду можно ждать.

 

 


***

Вдали излука за вершинами,

Подернутая дымкой синею,

На первом плане березняк.

Кусок реки под самым берегом

Мерцает блеском неуверенно.

Не оторвать глаза никак.

И я иду тропой заветною,

Овеяна дыханьем ветреным,

И замираю на пути.

Пытаясь каждое мгновение

Восторга летнего кипения

Домой на память унести.


 


***

Я на холме стою крутом,

Неповторимый миг.

Весь мир в сиянье золотом

У ног моих возник.

А меж дерев издалека,

Изогнута дугой,

Являет сонная река

Свой облик голубой.


 

Сегодня хмуро, солнца нет,

Осенняя печаль.

Но от берез струится свет

И озаряет даль.

 

И в этом свете все кругом

Объято радости дождем.

 

 

***


Была я в мире золотом.

Светило солнышко притом,

И осени апофеоз

Шептался с косами берез.

 

Ласкала неба синева,

Шуршала палая листва,

И бликами издалека

Являлась сонная река.


Во всем покой и тишина,

Истомы сказочной полна.

И перечеркнут окоем

Летящим золотым дождем.

 

 

 

***


Стоит задумчивая осень

И в золоте стоят леса.

Но хмур денек. Насупив очи,

Смиренно дремлют небеса.

 

Вот солнца луч прорвал завесу,

И краски засверкали вдруг.

Бессилье, право, неуместно.

И опускать не надо рук.


Повыше нос! Расправить плечи!

И ношу новую взвалить.

И будет новый день, конечно,

И обаяние зари.


 

***


Первый снег такое чудо,

Исчезают прочь

Черноземья все зануды,

Слякоть день и ночь.

 

Снежных баб детишки лепят.

Кажется подчас,

Что снежинок тихий лепет

Поздравляет нас.


Первый снег. Пришла сама

Синеглазая зима.

 

 

 

***

Зима. Навалены сугробы.

И белки скрылись. Все бело.

Неровные петляют тропы,

Идти без палки тяжело

 

Нет фауны, любуюсь флорой.

Она отрадна для души.

Как нежность снежного убора

Корявость сучьев скрыть спешит!

 

На всех стволах узоры кружев,

Нашлепки толстые на пнях.

А над рекой поземка кружит,

Зимы владения храня.

 

Мороз немалый. Ветер дует.

Запутан день в тенета тьмы.

И расползаются повсюду

Оковы тяжкие зимы.

 

Весь окоем сплошной завесой,

Земли и неба нет границ.

Тропа идет еловым лесом,

Висят кормушки для синиц.

 

И наплевав на снег и холод,

Вокруг кормушек гомоня,

Синицы утоляют голод,

Безмерно радуя меня.

 

И белки тоже уцелели

Пушистый белкин хвост возник

Среди ветвей высокой ели.

Мелькнул и скрылся в тот же миг.

 

Не только флора, все же есть

И фауна, конечно, здесь.

 


ОТКРОВЕНИЯ

 

 

Аккорд переживаний зыбких

Былого недоступна даль

Сочувственно рыдают скрипки,

Им вторя, рявкает рояль.

 

Мелодия само смятенье,

Душещипательна и зла.

И сердца тайные мученья

Раздеты ею догола.

 

А жизнь плетет свои законы,

И от сомнений отлучась,

Ломает путы и заслоны

И убивает сгоряча.

 

Зачем? Кому какое дело!

Раз брошен в омут, то плыви

И не пытайся ныть несмело,

К добру взвывая и любви.

 

Кому-то выпала удача

Он оседлал свою судьбу,

Другие захлебнулись в плаче

В жестоком дружеском кругу.

 

Но протестует зов рояля,

Виолончелей гневный зов:

Восстань! И будь в своей печали

На бесполезный бой готов.

 

Пускай позор. Изведай славу,

В душе надеясь горячо,

Суметь любви испить отраву

И радости урвать клочок.


***

В мире логики нет никакого взаимного чувства,

Но деяния дружбы свои оставляют следы.

И сплетается точность науки с экстазом искусства

И приносит порой неизвестные миру плоды.

 

Лишь гонясь за мечтой, разум рушит плену непознанья,

Сотворяет сонаты, картины и строки стихов,

Может дерзко разрушить слепую стену расстоянья,

Отыскать вдохновенье на свалке и фактов, и слов.

 

Есть мечта и реальность. Как сестры они неразлучны.

Только дружбы меж ними как правило все-таки нет.

Почему-то мечте среди грубой реальности скучно,

А реальность коробит мечты легкомысленный бред.

 

Но случается вдруг, что мечтой познается реальность,

На нее опираясь, свои намечает пути,

И ее не сбивает с дороги слепая случайность,

И до цели великой порой удается дойти.

 

Не кляните мечту! Под любой непонятной мечтою

Потихоньку реальность себя проявляет подчас,

Обернувшись нежданно заветной мечтой голубою,

Радость жизни несет, и счастливыми делает нас.

 

***


Жизни цель она сама,

Жизни продолженье.

Это дело не ума,

А любви служенья.

 

Мир так стремительно летит,

Толкает грубо в спину,

И может даже сбить с пути,

К обочине откинув.

 

Все мчатся мимо. До тебя

Кому какое дело?

Свои соблазны у ребят.

Несутся дальше смело.

 

Но если якорем тебе

Твоя работа служит,

Она спасет тебя в беде,

Не даст свалиться в лужу.



Двадцатый век. Он начался Цусимой,

Пощечиной амбициям царя.

И сразу стала непреложно зримой

Коллекция сановного гнилья.

 

И грянул гром. Поднялся люд голодный,

Пытаясь отстоять свои права.

Алкал он только хлеба и свободы,

А получил лишь пули да слова.

 

Пусть не хватило ярости и воли

Потоку необученных бойцов.

Они к своей вернулись рабской доле.

Наполнив гневом хмурое лицо.

 

Бьют барабаны, завывают трубы.

Всемирная немилая война

Она народы сталкивает грубо,

Заразою братания больна.

 

Летят короны, сотрясая троны,

Республика! Надежды облака.

Но рвутся к власти через все препоны

Хозяева тугого кошелька.

 

Весь мир насилья нам разрушить надо,

И на развалинах построить мир иной.

И вот уже сплоченные отряды

Решительно идут в последний бой.

 

Победа! Мир насилья взорван смело.

Но началась гражданская война

Всего два цвета: красный есть и белый

И надвое расколота страна.

 

Разбиты белые. Но червь остался белый.

Он точит, соблазняет и хитрит.

Когда-нибудь сумеет он умело

Твердыню красную разрушить изнутри.

 

 

***

Тропой событий мы идем,

Над ними не имея власти,

И звезд привычный ход притом

Смениться может в одночасье.

 

Тогда мечты трещат по швам,

И низвергаются кумиры.

И веры нет любым словам,

Недоуменье правит миром.

 

Как эту бучу пережить,

Встать на лугу травой зеленой.

Соткать надежды новой нить,

В нее не веря умудренно.

 

Принять событий новых строй,

Пути лихие повороты,

И храбро быть самим собой,

Как бы тебя ни гнуло что-то.

 

Ведь от судьбы не увильнуть,

И вал истории могучий

Швырнет кому-то ясный путь,

Кому-то гибельные тучи.

 

Но где б ни выпало пути

Под солнцем иль над бездной самой,

Его желательно пройти

Достойно, гордо и упрямо.


 

***

На нашей лукавой планете

Случались правления разные.

И быть пред народом в ответе

Им будто бы богом указано.

 

Но власть развращает, наверное,

Не зря поднимались восстания,

Свергались правления скверные,

Плодились сообщества тайные.

 

Была неизменно задача

Правленья народа умелого

Решалась то так, то иначе,

Но к выгоде власти всецелому.

 

Но кто бы над массами не был,

Была нерушимой политика,

Что зрелищ давала и хлеба,

Сменяя овацией критику.


ПОСЛЕДНЕЕ

 

К красной черте

Стрелка ползет,

Знать, на исходе бензин.

Шаг к пустоте,

Сложен учет

Пройденных лет или зим.

Красной черты

Не перейдешь,

То непреложный закон.

Пусты мечты,

Суетна ложь,

Райский сулящая сон.

Вехи пути

Не сосчитать

Много ль дано до конца?

Даст ли уйти

Времени тать,

Не потерявши лица?

Эй! Тормози!

Стрелка в упор,

Сердце не бьется в груди.

Кончен бензин,

Замер мотор.

Пройденный путь позади.